Катализатор в экономике это: «ОБРАЗОВАНИЕ — КАТАЛИЗАТОР ЭКОНОМИКИ?» | Сайт С.П. Курдюмова «Синергетика»

Содержание

«ОБРАЗОВАНИЕ — КАТАЛИЗАТОР ЭКОНОМИКИ?» | Сайт С.П. Курдюмова «Синергетика»

В.А. Зернов, д.т.н., профессор, ректор Российского нового университета

Образовательное сообщество и органы власти понимают: устойчивая система образования – это не только мощный механизм смягчения последствий безработицы во время кризиса, но и эффективный механизм сохранения и накопления интеллектуального потенциала для выхода из кризиса и послекризисного рывка страны. Именно так всегда рассматривали потенциал образования в кризис ведущие страны мира – через очищение, модернизацию к инновационному обновлению. История многократно подтвердила действенность такого механизма и Россия здесь не является исключением

Качественная система образования вместе с мощной системой обороны и современной конкурентоспособной экономикой является основой безопасности и катализатором развития общества и государства . Это очевидный факт, игнорировать который неразумно и в кризис, и в период бескризисного развития.

Образовательное сообщество и органы власти понимают: устойчивая система образования – это не только мощный механизм смягчения последствий безработицы во время кризиса, но и эффективный механизм сохранения и накопления интеллектуального потенциала для выхода из кризиса и послекризисного рывка страны. Именно так всегда рассматривали потенциал образования в кризис ведущие страны мира – через очищение, модернизацию к инновационному обновлению. История многократно подтвердила действенность такого механизма и Россия здесь не является исключением.

Сейчас для российского общества и государства важно смоделировать посткризисную образовательную систему, нацеленную на решение задач опережающего развития, которая явилась бы катализатором развития экономики страны.

А для этого , в свою очередь, нужно определить и решить основные кризисные проблемы в отечественном образовании, и прежде всего, необходимо ответить на важнейший вопрос: — Адекватны ли организационно- — экономические механизмы функционирования образования современной экономике или они безнадежно устарели?

Остро критическое отношение к советскому прошлому почти стерло из общественной памяти тот факт, что наша страна, опираясь исключительно на собственный интеллектуальный потенциал, опередила экономически развитые страны во многих отраслях промышленного производства. Образование было вполне конкурентоспособно, и служило катализатором развития всей экономики. По-прежнему еще рубль, вложенный в подготовку физиков и математиков экстра-класса в нашей стране, эффективнее доллара в любой другой.

Возможно ли, было этого достичь, если бы наше образование не было адекватным экономическому устройству страны?

Выпускники советских вузов были носителями самых передовых научных и технических идей, именно потому и «утекали мозги» за океан и на Запад. По самым скромным оценкам эмиграция наших специалистов и ученых в 90-е годы сберегла западным странам не менее триллиона(!) долл. США, которые им пришлось бы израсходовать на подготовку кадров аналогичного уровня. В настоящее время производство наукоемкой продукции обеспечивают чуть более полусотни стратегических технологий (макротехнологий). Семерка наиболее экономически развитых стран, обладая, по разным оценкам, 50-70% макротехнологий, управляет 4/5 наукоемкого рынка.

Россия по уровню развития науки, техники, образования, уверенно занимала лидирующие позиции в мире, но за последние годы ситуация изменилась. Эти позиции во многом утеряны. Однако научно-технический потенциал страны по-прежнему позволяет претендовать на роль мирового лидера по 15-20 направлениям развития макротехнологий, которые определяют потенциал развитых стран. Для такой страны как Россия, обладающей колоссальными ресурсами — интеллектуальными, природными, теперь и финансовыми , это вполне выполнимая задача . Сегодня стране необходимо возвращаться на позиции лидера. Но для решения этой амбициозной задачи, прежде всего, необходимо обеспечить

опережающее развитие образования .

П очему же мы стали отставать? Автор считает — концептуально наша система образования является одной из лучших в мире, а может быть – самой лучшей, но, как и всякая система, она периодически нуждается в модернизации. Мы же затянули с этим, как минимум, на два десятка лет. Задачи, поставленные в начальном периоде реформирования образования, во второй половине 80-х годов, так и не были решены, и по-прежнему остаются актуальными. Если бы они были решены (постановление ЦК КПСС и СМ СССР от 1986 г.), то наша система образования уже как минимум 20 лет работала бы в рыночных условиях – что означает мотивацию к конкурентоспособности, а не в социализме при котором хорошие отношения с руководством намного важнее. Более того, в последние 20 лет Россия постоянно повторяет одну и ту же системную ошибку: пытается решить проблемы образования в стране с рыночной экономикой социалистическими методами. Результат ожидаемый — движения вперед нет, реформы буксуют, проблемы накапливаются, и все это напоминает бессмысленное оштукатуривание трещин в стенах дома, которому необходимо менять фундамент.

Н аверное, наступил момент, когда и Россия должна перенять хотя бы часть мирового опыта совершенствования образовательных систем. Необходимо понять и проанализировать – почему мы, недавние мировые лидеры, производим менее полпроцента мировой университетской продукции (рис. 1). Что заставляет идти отечественную систему образования по пути стагнации.

Так же, как в недавнем прошлом многие страны перенимали наш успешный опыт в развитии образования, так и нам незазорно поучиться у более успешных конкурентов. Основные слагаемые этого опыта состоят в следующем.

  • Прежде всего, нужно наконец-то изменить организационно-экономические отношения в системе образования – в экономико-организационном плане система образования должна быть адекватна экономико-политическому устройству государства.
  • Госзаказ должен получать тот вуз, который показывает лучшее показатели в работе — вне зависимости от формы его учредительства (об этом говорит и итоговая справка Рабочей группы Госсовета по проблемам развития образования от 2006 г., и доклад Общественной палаты РФ «Готова ли Россия инвестировать в свое будущее?» от 2007 г.).
  • Следует изменить традиционное отношение к знаниям. Знания – это товар, который имеет и свою стоимость, и свою ценность – необходимо введение контрактных отношений государство – вуз — обучающийся .
  • Надо уметь добывать знания (учеба в течение всей жизни), но не менее важно уметь их применять, т.е. речь идет об инновационном сопровождении получения профессиональных знаний.
  • Необходимо развивать в вузах и колледжах инновационные парки (технопарки), бизнес-инкубаторы, где студенты имели бы возможность на практике постигать основы современного предпринимательства. При этом каждый студент мог бы на практике реализовывать полученные знания, свой предпринимательский потенциал.
  • Настала пора разработать меры по поддержке инновационных парков вузов, вне зависимости от форм учредительства высших учебных заведений. Именно эти парки должны стать центрами развития инноваций – как это делается во всем мире. Отечественный и мировой опыт подтверждает, что именно в них рождаются прорывные, амбициозные идеи.
  • Должны получить активное развитие современные подходы к образованию. Е-learning должна быть нормой, а не экзотикой. Траектория индивидуального образования – нстандартом жизни современных вузов. Инновационность вузов необходимо оценивать и по внедрению в учебный процесс передовых информационных технологий, корпоративных информационных систем – как иначе мы сможем конкурировать с ведущими вузами мира?
  • «Расшить» наиболее узкие места развития по всему интеллектуальному «фронту» — образования, науки, системы НИИ, НИОКРов и т.д.
  • Инновации должны быть не только модными, но и выгодными.
  • Современный вуз должен быть кластером постиндустриальной экономики – только при этом сохраняется и активная обратная связь и происходит реальная коррекция подготовки качества специалистов и их специализации.

На прошедших в конце 2009 г. конференциях в Москве, Дубне, Санкт-Петербурге эксперты четко указывали на две ключевые проблемы развития отечественного образования и науки:

  • отсутствие конкурентной среды;
  • чрезвычайно низкая эффективность использования ресурсов.

Об эффективности использования выделяемых ресурсов говорили все – от руководителей федерального и регионального уровней до топ – менеджеров предприятий и организаций. И хотя подход к данной проблеме у чиновников и руководителей предприятий существенно разнился, но выводы при этом совпадали: существующая в государстве система не способствует реальной поддержке инновационной деятельности, отдача от отечественного инновационно – научного потенциала крайне низка.

И хотя в нашей стране проводится огромное число исследований о том, как поддержать инновации (на них тратится сумма, сравнимая с поддержкой самой инновационной деятельности), сошлемся на зарубежные исследования.

Авторитетный стратегический исследовательский центр RAND ( Research and Development ) опубликовал масштабное исследование «Глобальная технологическая революция 2020», содержащее не только мировой прогноз развития науки и техники в ближайшее десятилетие, но и данные существующего положения в конкретных странах.

В докладе приводится обзорный рейтинг современных научных и технологических возможностей стран мира, с учётом таких факторов, как количество ученых и инженеров на 1 млн. населения, количество опубликованных научных статей, расходы на науку, количество полученных патентов и пр. При подготовке рейтинга использовались данные за период с 1992 по 2004 год. В таблице, приведенной ниже, в левой колонке представлены данные о научно-технологической «возможности страны», а в правой – насколько реализуются эти возможности по показателям «изобретательности».

Места в рейтинге по потенциалу в создании новых материалов и технологий (в баллах) Места в рейтинге по изобретательности2007-2011
• США 5.03 3
• Япония 3.08 1
• Германия 2.12 5
• Канада 2.08 Не вошла в десятку
• Тайвань 2.00 6
• Швеция 1.97 Не вошла в десятку
• Великобритания 1.73 Не вошла в десятку
• Франция 1.60

Не вошла в десятку

• Швейцария 1.60 2
• Израиль 1.53 8
19. Россия 0.89 36
Источник : RAND (Research and Development) The Economist Intelligence Unit

Рис.2

Как видно, возможности не реализуются в равной степени. Так всё же почему Россия, имея не такие уж и плохие возможности, так сильно отстает по изобретательности – 36 место (!), хотя по логике показателей должна быть в первой или начале второй десятки? Причины , на наш взгляд, лежит на поверхности. И «утечка мозгов» в ряду этих причин, далеко не на первых местах. Главная – отсутствие мотивации на пути внедрения инноваций .

М ожет быть в российской науке ситуация лучше, чем в образовании?

Состояние и развитие науки и образования взаимообусловлены – как вода в сообщающихся сосудах.

Хотя численность научных работников в нашей стране и сократилась более чем в 2,5 раза за последние 15 лет, наша страна по абсолютным показателям — по-прежнему в мировых лидерах. Но какова отдача от научно-инновационной деятельности? Почему при такой армии научных работников мы находимся в конце четвертого десятка стран мира по изобретательности , далеко пропустив вперед не только США, Германию, Израиль, но и бывшую часть Российской империи – Финляндию, в которой наукой, по абсолютным показателям, занимается существенно меньше исследователей, чем в Москве, не говоря о России?


Рис. 3

Наверное, одной из основных причин инновационного «завала» является то, что у коллективов НИИ, вузов и у конкретных ученых крайне слабая мотивация к инновационной деятельности. Предпринимаемые государством меры скорее носят декларативный характер.

Мотивация коллективов вузов на инновационную деятельность также крайне слабая — зачем активно внедрять новые формы работы, если от этого ничего не изменится. Госзаказ придет в госвуз, а вузы другой формы собственности все равно ничего не получают, если даже их коллективы осуществили революционные открытия и изобретения. В этом случае становится ясно, почему нет сообщений о прорывах в научных открытиях, сделанных в ходе реализации национального проекта инновационных вузов, внедренных в производство патентах, новых, инновационно-образовательных технологиях, без внедрения которых достичь конкурентоспособности нереально. При существующих критериях оценки вузов важны бренды, а не инновации. А это – очевидный путь к стагнации.

Мы принимаем много решений о поддержке инновационной деятельности, а как их выполняем ?

К онкурентная способность образования и экономики взаимообусловлены.

Без решения задач повышения качества отечественного образования мы не можем рассчитывать на уверенный рост конкурентной силы отечественной экономики. Конечно же, есть вариант экспорта специалистов, к чему нередко прибегают ведущие финансовые корпорации, но этот вариант не сможет решить проблемы даже небольшой части предприятий страны.

В целом, как это ни прискорбно, в настоящее время система российского образования состоит из двух частей – одна работает на социалистических принципах, полагаясь на бюджетные вложения и помощь государства в нейтрализации конкурентов. Другая – на капиталистических, тщетно пытаясь доказать свою нужность и государству, и обществу.

Как здесь не согласиться с многократно повторяемым выводом ведущих экспертов — увеличение финансирования вузов без серьезных институциональных преобразований самой образовательной системы экономически бессмысленно и, в конечном итоге, является тормозом для развития системы высшего образования в целом. Имеющийся опыт, к сожалению, подтверждает столь печальную констатацию.

Ведь именно наличие конкурентной среды в отрасли позволило в послевоенные годы в авиастроении на десятилетия стать нашей стране ведущим мировым центром – на который ровнялись во всем мире. Как-то под вал статей о прилете в нашу страну нового Боинга почти незамеченным прошло 50-летие полета делегации СССР на сессию ООН. Для нас этот полет был примечательным тем, что в аэропорту приема не нашлось подходящего трапа (!) для отечественного ТУ – 114! Ярчайшее доказательство лидирующих позиций нашей страны в то время. А ведь мы понесли огромнейшие потери во время Великой Отечественной войны. Но конкурентная среда делала свое дело – отечественные самолеты были тогда наиболее качественными во всем мире, и именно с характеристиками наших самолетов шли сравнения во всех авиафирмах мира. Именно наличие конкурентной среды в наиболее передовой отрасли промышленности привело к тому, что наша страна производила третью часть (!) всех самолётов мира, а новые образцы нашей авиатехники по своим техническим характеристикам не только не уступали зарубежным аналогам, но существенно их превосходили – а значит были конкурентоспособны.

К сожалению сегодня мы вынуждены констатировать — отсутствие конкурентной среды сталкивает образование в колею отечественного автопрома .

На заседании Зальцбургского семинара, проходившем более 15 лет назад, обсуждались проблемы будущего образования, «вектор» его развития. Отмечалось, что российское образование внесло огромный вклад в мировую цивилизацию. Выпускники лучших российских вузов приравниваются к магистрам ведущих университетов мира. Отечественными и иностранными экспертами неоднократно отмечалось, что главное для российской системы образования — не растерять накопленный при социализме потенциал, «встроиться» в уже активно развивающийся мировой рынок образовательных услуг, на котором наши вузы имеют явное преимущество в подготовке специалистов естественнонаучных и технических отраслей.

К сожалению, наша система образования перестала быть конкурентоспособной даже на территории своей страны. Об этом свидетельствуют данные МОНа и доклад Общественной палаты. Количество выезжающих на учебу в другие страны существенно (в разы!) превышает количество въезжающих, а по финансовым показателям мы проигрываем на порядок.

Рис. 4

К акой общемировой тренд вложения ресурсов в различные сектора профессионального образования? (рис. 4) Он таков, что вложения ресурсов в негосударственный сектор образования, отличающийся высокой мобильностью и адаптивностью, во многих странах растут. Именно особое внимание государства к негосударственному сектору образования в ряде стран (Австралия, Корея, Сингапур) позволило резко повысить инновационность и конкурентоспособность всей сферы образования. На этом фоне достаточно резко контрастирует ситуация в РФ – наш тренд существенно расходится с общемировым. К сожалению, государство по-прежнему отказывает негосударственным вузам в ресурсной поддержке. В России опять свой путь? Но это путь — в никуда.

Негосударственные вузы России пока не имеют реальной государственной поддержки ни в форме допуска к госзаказу (что крайне странно в стране с рыночной экономикой), ни в поддержке технопарков и бизнес-инкубаторов, ни в поддержке общежитий и других сторон социальной жизни студентов, обучающихся на средства домашних хозяйств. В связи с обсуждением этого очень важного как для развития образования, так и для конкурентоспособности страны вопроса не могу не отметить, что за последнее время в системе функционирования образования сложилась странная ситуация. На всех уровнях признается, что в стране функционируют государственный и негосударственный сектор образования, но создается устойчивое впечатление, что государство поддерживает только им же и учрежденные вузы, а другим отказывает в реальной поддержке. Это отчетливо видно по результатам национального проекта «Образование». В числе победителей не оказалось ни одного (!) вуза, колледжа или школы иной формы собственности. Т.е. еще раз, к сожалению, подтверждается тезис о том, что в стране есть только «министерство государственного образования».

В то же время значительная часть научных открытий в последние годы регистрируется в негосударственных вузах (см. рис. 5), но ни одного негосударственного высшего учебного заведения нет в числе победителей конкурса инновационных вузов. В связи с тем, что научные открытия в нашей стране сейчас регистрируются общественной организацией – Академией естественных наук, то часто слышится утверждение о том, что подобная регистрация снижает ценность самих открытий. Необходимо отметить, что в мире нигде не делят науку на государственную и иную (кроме нашей страны), а также напомнить, что Нобелевскую премию присуждает не какое то государство, а общественный комитет, а уж ее ценность вряд ли кто будет оспаривать.

Рис.5

Общество вправе ожидать более весомого вклада научно-вузовского сектора в инновационное развитие страны.

Пока же действительность такова, что, имея шесть государственных академий, высококвалифицированный персонал, как в научных учреждениях, так и на производстве — прежде всего в ВПК, мы развиваемся в инновационном направлении крайне медленно. Три-четыре процента — вклад инновационной составляющей в экономический рост – это недопустимо мало для нашей страны, которая имеет огромные достижения и в недавнем прошлом – мировой лидер.

По нашему мнению, именно недостаток инновационно-мыслящих работников является основной помехой в реализации научных проектов. Как показывают отечественный и мировой опыт – только работа команд на основе проектно-программного метода дают шансы на успех в мировом лидерстве. А потому подготовка инновационных менеджеров и является сегодня основной задачей, без решения которой вклада науки и образования в повышение конкурентоспособности отечественной экономики просто не может быть. И без достаточного количества инновационных менеджеров Академия наук все равно, что армия из одних генералов.

Сказанное подтверждает опыт тех стран, которые, встав на путь инновационного развития, многого добились в международной конкуренции на определенных направлениях.

Это, прежде всего, Индия в области IT-технологий, реализовавшая государственную программу подготовки инновационных менеджеров, что и позволило ей сделать блестящий рывок в мировые лидеры по экспорту IT-продукции.

Это – Австралия с государственной программой подготовки современных инновационных менеджеров для роста экспорта образования. Именно они обеспечили Австралии выход в мировые лидеры.

Это – Финляндия с ее государственной программой развития инновационно-ориентированной экономики с упором на подготовку менеджеров современного типа.

Всё это — примеры зарубежные. Но нельзя забывать и о том, что ещё во второй половине 70-х годов советские ученые Н.Н. Иноземцев, О.М. Белоцерковский, Н.Н. Моисеев неоднократно, на самом высоком уровне доказывали необходимость развития подготовки инновационных менеджеров в нашей стране. Для этого сделаны необходимые заделы, прежде всего в МФТИ, где был создан соответствующий факультет.

Одной из причин того, что их предложения были отвергнуты, явилось то, что страна и так развивалась достаточно успешно – темпы роста экономики были впечатляющими. Где тогда был СССР! В группе мировых лидеров. И где была Индия? Как на нее было равняться в то время?..

Другой причиной непринятия этого предложения было его явное расхождение с догмами построения коммунистического общества – ведь успешный инновационный менеджер достаточно быстро становился более чем обеспеченным человеком.

Сегодня всем стало ясно, чтобы исправить сложившееся положение, необходимо принять государственную программу подготовки инновационных менеджеров, возможно, как часть национального проекта «Образование».

Это как раз то звено, через которое можно вытянуть всю цепь, во всяком случае, ее значительную часть.

На рис. 6 приведены данные об инновационной активности предприятий различных стран. Положение дел в нашей стране не может никак устроить. Но зададимся вопросом – почему происходит именно так? Неужели предприятия не заинтересованы во внедрении инноваций? Конечно же, заинтересованы, но чтобы решить сложную задачу, необходимо знать, как это делать, т.е. необходима подготовка кадров по данному конкретному направлению. Конечно же, у нас в стране готовятся кадры инноваторов, но только по теории , практики же никакой. Вот и получается, что учиться на инноваторов посылают знакомых, племянниц и т.д., а не тех, кто реально продвигает инновации, у кого есть начальный опыт. Да и спрос за потраченные ресурсы практически отсутствует – они же освоены, лекции прочитаны, а результатом как-то интересуются несильно.

Рис. 6

Также трудно понять, почему в стране с такой развитой наукой как наша, представителям венчурных структур невероятно трудно найти start — up ы, отвечающие требованиям инвесторов! Какие критерии оценки применяются к инновационной деятельности научных учебных учреждений? Какую научную продукцию выдают эти организации? Какие критерии оценки научной деятельности?

Рассмотрим характерный пример. При проведении в 2006-2007 гг. 2-ого этапа конкурса инновационных вузов более 260 из них представили свои заявки, 71 вышел в финальную часть, а 37 стали победителями.

Практически одновременно Российский союз предпринимателей и промышленников проводил конкурс проектов организаций науки и образования для венчурного инвестирования, в котором были прописаны необходимые условия получения финансовой поддержки для конкретной научно-инновационной идеи. Только несколько учреждений науки и образования подали заявки на участие в конкурсе РСПП, а куда же подевались сотни активных участников конкурса инновационных вузов? Ситуация объясняется достаточно просто – в правилах проведения конкурса РСПП было четко обозначено, что необходим патент, изобретение, открытие – оформленные по требованиям венчурных фондов.

Но что же тогда поддержало государство при определении инновационных вузов страны? В очередной раз – «бренды». Тогда понятно, почему нет серьезных научных прорывов по итогам этого конкурса. Снова имеем улучшение существующих разработок.

Как показывает статистика, 98% все ноу-хау – это усовершенствования, улучшения уже существующих товаров и услуг. Риски при внедрении таких разработок гораздо ниже, чем у 2% гениальных инновационных идей – но именно последние определяют развитие науки и являются действительно инновационными.

В российских условиях имеется к тому же дополнительная сложность. По отечественному законодательству риск неудачи при выполнении договоров несет заказчик. Между тем большинство инвесторов предпочитает переложить на разработчиков хотя бы часть потенциальных опасностей, что является общемировой практикой.

Что же нужно делать для преодоления сложившейся патовой ситуации?

Думается, что, в первую очередь, нужна система мониторинга инновационного потенциала предприятий, научно-технических и образовательных организаций России, чтобы составить ее динамическую инновационную карту, отражающую ведущие экономические районы, включая города, предприятия и учреждения.

Системное осознание того, где, в какой форме и в какой последовательности прикладывать усилия, позволит объединить на инновационном поле возможности предприятий и учреждений, региональных и федеральных органов, а так же позволит ликвидировать образовавшийся затор в использовании имеющихся в огромном количестве в России научно-технических разработок, изобретений, ноу-хау.

Современный мировой опыт, да уже и опыт России, свидетельствует о том, что преодолеть инновационную стагнацию только с помощью инвестиций невозможно. Эта стагнация связана еще и с тем, что предприятия склонны уходить от риска, у них нет мотивированности внедрять инновации – также как и в профессиональной школе, на пути творчеств инноваторов ставятся многочисленные препятствия, новые идеи попросту заволокичиваются.

Необходимы такие «правила игры» на поле инноваций, чтобы их внедрение было не только модным, но и выгодным. Нужны законы и поддержка исполнительной власти, тогда инновационный локомотив двинет вперед всю экономику, пока же весь пар уходит в свисток. Свистим, правда, хорошо.

Опыт школы профессора В.А. Ирикова (РосНОУ) показывает, что подготовка нескольких десятков инновационно-мыслящих менеджеров для конкретного предприятия существенно изменяет климат в коллективе. Даже обанкротившиеся предприятия выходят в мировые лидеры! Примеров такого рода – достаточно.

Сколько же нужно инновационных менеджеров для всей страны? По нашим оценкам, для страны необходимы сотни тысяч человек. Такое количество подготовить вполне по силам, а с учетом возможностей Президентской программы — это реально выполнимая в ближайшие годы задача.

Можем ли мы достичь среднеевропейской результативности инновационной составляющей в показателях экономического роста (т.е. не менее 40-60%)? Экспертные оценки подтверждают реальность такого результата. Тогда среднегодовые темпы роста нашей экономики возрастут как минимум на 1,5-2 процентных пункта, следовательно, по темпам экономического роста наша страна приблизится к основным конкурентам – Китаю и Индии. Это явится хорошим стимулом для выхода в мировые лидеры по конкурентоспособности экономик, а пока что наши показатели оставляют желать лучшего, хотя и поставлена задача стать мировыми лидерами.

Рис. 7

От государства же требуется для достижения названных показателей лишь создание равноправных экономических условий в области науки и образования как для государственных структур, так и для частного бизнеса. Конкурентная среда и частно-государственное партнерство ответит синергетическим эффектом роста инновационной составляющей в отечественной экономике. Только созданием и реальной поддержкой конкурентной среды в образовании и науке на законодательном и исполнительном уровнях, мы сможем преодолеть экономический кризис и выйти из него обновленными с высоким потенциалом к будущему развитию.

Креативная экономика — двигатель и катализатор устойчивого развития

Такова основная тема доклада ООН о креативной экономике «Расширение путей местного развития». Он подготовлен совместно ЮНЕСКО и Программой развития ООН (ПРООН).

Презентация доклада состоялась сегодня на Генеральной конференции ЮНЕСКО в Париже. Он представляет собой один из важнейших этапов в формировании новой конкретной программы действий в области устойчивого развития на период после 2015 г., признающей культуру в качестве двигателя преобразований.

Креативная экономика, в том числе, связанная с развитием аудиовизуальных материалов, дизайном, новыми средствами массовой информации, сценическим искусством, издательским делом и изобразительным искусством — является сегодня одним из наиболее быстро растущих секторов и важным источником доходов. Она вносит огромный вклад в расширение рынка занятости и способствует росту экспортных поступлений.

«Креативная экономика как генератор рабочих мест, выполняет важную функцию в повышении благосостояния общества, стимулирует самоуважение у отдельных людей и способствует улучшению качества жизни в целом. Таким образом, креативная экономика является одним из факторов инклюзивного и устойчивого развития», — заявила Генеральный директор ЮНЕСКО Ирина Бокова.

Она добавила, что в эпоху формирования международным сообществом глобальной программы действий в области развития на период после 2015 г., необходимо признать важность и силу культуры и креативных секторов экономики как двигателей такого развития.

«Культура – это двигатель и катализатор человеческого и устойчивого развития. Она дает людям возможность взять в свои руки свое собственное развитие, она выступает катализатором инноваций и творчества, которые в свою очередь открывают путь к инклюзивному и устойчивому росту», — отметила администратор ПРООН Хелен Кларк.

Новый доклад основывается на примерах, свидетельствующих о разнообразии и инновационном потенциале креативной экономики.

Авторы доклада предлагают использовать культуру в качестве двигателя и катализатора процессов экономического, социального и экологического развития.

К докладу прилагается документальный веб-фильм о конкретных примерах из жизни людей, работающих в области креативной экономики. Фильм состоит из видео, фотографий, интервью и статистических данных в сфере культуры и развития.

Катализаторы притягивают экономический кризис – Коммерсантъ FM – Коммерсантъ

Новый мировой финансовый кризис может оказаться серьезнее предыдущего, а защититься от него нечем. Дискуссию о приближении глобального экономического коллапса запустил накануне глава Deutsche Bank Кристиан Севинг. Он раскритиковал мягкую кредитно-денежную политику ФРС США и Европейского центробанка и заявил, что главные мировые регуляторы не смогут противостоять новому кризису. Кроме того, как выяснил Университет Британской Колумбии из Канады, богатейшие семьи планеты готовятся к рецессии и перекладывают средства в защитные активы. Какими могут быть масштабы нового кризиса? И как его переживет Россия? Выяснял Григорий Колганов.

По депозитам в евро рекордно отрицательные ставки — минус полпроцента. Ключевая ставка ФРС тоже опасно снижается. Дешевых денег все больше, но справиться с кризисом они не помогут, полагает глава Deutsche Bank. Мягкой кредитно-денежной политикой главные мировые регуляторы боролись с кризисом 2008 года, но по его окончании курс не поменяли. Похоже, новому коллапсу теперь действительно нечего противопоставить, отмечает начальник центра разработки стратегий Газпромбанка Егор Сусин. А признаков того, что он скоро наступит, все больше, и по масштабу он может быть пострашнее уже виденного. «Мы видим замедление в первую очередь в мировой торговле. За последние десять лет многие дисбалансы так и не были расшиты, очень многие проблемы усугубились. Мы видим не очень хорошую ситуацию с доходами, стремительный за последнее десятилетие рост долговой нагрузки. Сейчас инструментов для сдерживания значительно меньше. Вполне возможно, что ситуация будет даже хуже, чем в 2008 году»,— заявил Сусин.

Когда же ждать нового кризиса, который рискует сравниться с Великой депрессией? Наверное, в этом вопросе можно довериться богатейшим семьям планеты. Они, согласно результатам опроса Университета Британской Колумбии, готовятся к рецессии уже в следующем году, а потому сейчас активно скупают облигации и недвижимость. Как будет чувствовать себя Россия? Насколько вовлечена наша страна в мировую экономику на фоне санкций, плавающего рубля и курса на импортозамещение? Многие предрекают замедление экономического роста, а то и вовсе стагнацию, но что это значит для рядового россиянина? Объясняет экономист Андрей Верхоланцев: «Кризис в мировой экономике скажется на снижении цен на сырье. Мы можем увидеть девальвацию рубля, падение доходов, замедление той же розницы. Возможно, какой-то всплеск инфляции произойдет за счет девальвации рубля. Банки начнут более аккуратно подходить к кредитованию. И данное направление тоже может претерпеть некоторое замедление. И ставки могут вырасти, поскольку, скорее всего, Банк России не останется в стороне».

Как правительство распорядится снижением инфляции в 2020 году

Смотреть

Но есть и другое мнение: кризис десятилетней давности кое-чему научил российскую власть, так что, возможно, новый коллапс не так уж больно ударит по стране. По крайней мере, на это надеется первый зампред совета директоров Альфа-банка Олег Сысуев. Правда, у его оптимизма есть весьма существенная оговорка: «Накоплена большая подушка безопасности в виде золотовалютных резервов, фондов, которые теоретически позволяют надеяться на то, что мы можем быть уверены в защищенности от кризиса.

Но большая часть наших резервов в инструментах глобального свойства — это и американские казначейские обязательства, и валюта, и золото. Поэтому надо держать ухо востро».

Глава Deutsche Bank назвал главными рисками, которые могут привести к глобальному кризису, ситуацию в Гонконге и на Ближнем Востоке. Ультрабогатые семьи говорят о торговой войне США и Китая. Словом, катализаторов нового коллапса немало, а времени на подготовку к нему осталось всего ничего.

Накануне глава Минэкономразвития Максим Орешкин сообщил президенту Владимиру Путину, что инфляция в России снижается быстрее ожиданий. По итогам этого года она может составить 3,6%. Но глава государства отметил, что отчасти это стало результатом подкрутки макроэкономических показателей со стороны Центробанка.

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ РЕСУРСЫ КАК КАТАЛИЗАТОР РАЗВИТИЯ РЕГИОНАЛЬНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА | Гусар

1. Автономов B.C. Предпринимательская функция в экономической системе. М.: Ин-т мировой экономики и международных отношений АН СССР. — 1989. — 82 с.

2. Бешелев С., Гурвич Ф. Математико-статистические методы экспертных оценок. М.: Статистика, 1980. — 236 с.

3. Бизнес и государство: согласование социально-экономических интересов: Под ред. А.А. Иголкина и др. М.: ГАУ, 1991. — 126 с.

4. Минакир П. Экономическое развитие региона: программный подход. — М.: Наука, 1983.

5. Мишурова И. В. Организационно-экономические условия и механизмы развития малого предпринимательства в региональной экономике: Дис. д-ра экон. наук : 08.00.30, 08.00.04 Ростов н/Д, 2000 369 с. РГБ ОД, 71:01-8/143-4

6. Сенин А. С. Инновационные технологии управления развитием предпринимательства в Российской Федерации: Дис. д-ра экон. наук: 08.00.05 СПб., 2005 398 с. РГБ ОД, 71:06-8/97

7. Avtonomov V.S. Entrepreneurial function in the economic system. M.: Institut mirovoyi ekonomiki i mezhdunarodnyh otnoshenyi AN SSSR. 1989. — 82.

8. Beshelev S., Gurvich F. Mathematical and statistical methods of expert assessments. M.: Statistika, 1980. — 236.

9. Business and the State: to reconcile the socio-economic interests. /editor — A.A.Igolkin. M: GAU, 1991. — 126.

10. Minakir P. The economic development of the region: a programmatic approach. — M.: Nauka, 1983.

11. Mishurova I.V. Organizational-economic conditions and mechanisms for the development of small business in the regional economy: Dis. d-ra. econ. nauk: 08.00.30, 08.00.04 Rostov n / D, 2000 369 s. RGB OD, 71:01-8 / 143-4

12. Senin A. S. Innovative technology development management business in the Russian Federation: Dis. d-ra. econ. nauk: 08.00.05 St. Petersburg. 2005 398. RGB OD, 71:06-8 / 97.

ключ к решению или катализатор социальных проблем? — Клуб «Валдай»

В ходе пандемии стала ещё очевиднее связь между разными формами доверия – общественного, государству, науке, – готовностью добровольно соблюдать связанные с коронавирусом ограничения, вакцинироваться. И если глобальный финансовый кризис 2008 года во многих странах привёл к снижению доверия к властям, то огромная и продолжительная социальная поддержка в период пандемии стала фактором роста этого доверия в ряде развитых европейских и азиатских стран, пишет Оксана Синявская, заместитель директора Института социальной политики НИУ ВШЭ.

Вопреки популярным в прошлом году ожиданиям относительно очищающей силы пандемии, которая должна была распахнуть окно для возможных манёвров в социальной политике, она скорее может рассматриваться в качестве лакмусовой бумажки, выявляющей проблемы и противоречия, от которых до этого отмахивались. К ним можно отнести, например, оптимизацию здравоохранения, проводившуюся на протяжении последних лет и даже десятилетий во многих странах.

Дефицит врачей и коек – важный фактор, определивший характер реакции государств на пандемию. А поскольку финансовые ресурсы, подорванные антикризисными расходами и сокращением производства, в ближайшие годы будут ограничены, наиболее вероятно, что завершение пандемии, которое мы все с таким нетерпением ожидаем, станет периодом усугубления социальных проблем, дальнейшей социально-экономической поляризации и на национальном, и на международном уровне.

Спустя почти два года от начала распространения коронавируса все основные социальные вызовы и проблемы сохраняют свою актуальность. Старение населения, несмотря на более высокую смертность в старших возрастах, не ушло и продолжает влиять на процессы на рынке труда, государственные финансы и замедление темпов экономического роста. Технологические изменения, цифровизация остаются с нами и даже ускорились. Временное сокращение миграционных потоков из-за закрытия секторов экономики и границ лишь подчеркнуло не всегда видимую, но важную роль мигрантов в обеспечении нашей жизни.

Помимо этого, пандемия показала однозначную связь между неравенством и величиной потерь, не только экономических или социальных, но и человеческих. Известный и до пандемии феномен более высокой смертности в странах с более высоким неравенством получил своё новое эмпирическое подтверждение. Более поляризованные страны, при прочих равных, характеризуются большими масштабами заболеваемости и смертности от коронавируса, их население хуже прививается.

Большим достижением государственного управления можно считать то, что правительства многих стран оказались способны предотвратить массовую безработицу и обнищание населения в ходе пандемии. И существенный вклад в это внесли программы социальной защиты, включая программы помощи бедным. По данным Всемирного банка и МОТ, с начала пандемии и по середину текущего года более двухсот стран приняли те или иные меры социальной поддержки. В течение прошедших полутора лет программы социальной помощи появились там, где их раньше не было. Они были масштабированы там, где их было недостаточно. По оценкам Всемирного банка, на меры антикризисной поддержки населения к маю 2021 года было потрачено порядка 3 процента мирового ВВП; выделено в 4,5 раза больше средств, чем в глобальный финансовый кризис 2008 года.

Являются ли такая массовая мода на социальные программы и беспрецедентный рост социальных расходов последнего года признаками ухода неолиберального мышления и возникновения «левого поворота»? Можем ли мы считать, что очевидность множественности негативных последствий бедности и неравенства, нараставших в последние десятилетия и усугубившихся в пандемию, формирует функциональный запрос на усиление социальной роли государства?

Думаю, что нет. 

экономика как катализатор политики — Россия в глобальной политике

Не так давно на страницах журнала «Россия в глобальной политике»
(№ 5, 2007 г.) Влад Иваненко приводил
доводы в пользу сотрудничества между российскими и европейскими
фирмами в третьих странах, таких, к примеру, как Украина.

С одной стороны, эта идея бросает вызов распространенному в
западной литературе мнению, будто Европейский союз и Россия
обречены на конфронтацию из-за разного подхода к отношениям с
соседними странами. С другой – тезис основан на том, что
экономические отношения между ЕС и Россией развиваются гораздо
успешнее, чем политические. Что предположительно позволяет
использовать опыт, накопленный в экономической сфере, для
стимулирования положительной динамики на политическом уровне. Но
реально ли это?
Давно уже модно говорить о «кризисе» в отношениях между Евросоюзом
и Россией. При этом совершенно не учитывается тот факт, что
политические и экономические связи формируются совершенно
по-разному.

За последний год в области политики возникали ситуации, близкие
к полному фиаско. В речи, произнесенной на Конференции по
безопасности в Мюнхене в феврале 2007 года, президент РФ Владимир
Путин положил начало новому, более трудному этапу во
взаимоотношениях России и Запада. Но, критикуя США, НАТО и ОБСЕ,
Путин также выразил готовность к сотрудничеству в таких областях,
как разоружение и нераспространение ядерного оружия, обозначив тем
самым традиционную озабоченность Москвы проблемами безопасности. К
сожалению, мало кто уделил должное внимание этим позитивным
моментам в речи российского лидера, так как большинство
наблюдателей сосредоточились на конфронтационных высказываниях.

Жесткий обмен мнениями по различным аспектам политической и
общественной жизни состоялся на саммите Россия – Европейский союз в
мае 2007-го в Самаре. При этом сторонам не удалось согласовать даже
текст заключительного документа. Хотя на следующей встрече в Мафре
(октябрь 2007 г.) тон высказываний был менее резким, существенных
сдвигов не произошло. Отчасти это объяснялось выжидательной
позицией, которую ЕС занял в преддверии парламентских и
президентских выборов в России. Кроме того, Евросоюз был поглощен
решением внутриполитических вопросов – в частности, достижением
консенсуса по новому базовому договору.

В отношениях России с некоторыми странами – членами Европейского
союза существуют двусторонние проблемы (наиболее острые проявления
последнего периода – Польша, Эстония и Великобритания), которые
сказываются и на связях между Брюсселем и Москвой.

Наконец, более серьезные вопросы международной политики, такие,
как будущее Косово, противоракетная оборона, Договор об обычных
вооруженных силах в Европе и иранская проблема, также усиливают
напряженность между ЕС и Россией. Таким образом, в политической
сфере отношения находились в состоянии застоя или даже
ухудшались.

Однако в экономической сфере картина куда более обнадеживающая.
Президент Владимир Путин последовательно высказывался в пользу
интеграции в мировую экономику. Хотя процесс вступления России во
Всемирную торговую организацию продвигается очень медленно, все же
определенный прогресс налицо. Единая Европа является важнейшим
торговым партнером России, и Евросоюз полагается на Россию как
важнейшего поставщика энергоресурсов. Рост прямых зарубежных
инвестиций в российскую экономику за последние три года поражает
воображение, хотя одна из причин рекордного прироста
капиталовложений в 2007 году заключается в возвращении российского
капитала из некоторых европейских стран. Но даже это
свидетельствует о важности европейских финансовых учреждений для
российского бизнес-сообщества.

Существуют очевидные различия между крупным
предпринимательством, с одной стороны, и малым и средним бизнесом –
с другой. Крупные компании, прежде всего в энергетическом секторе,
сталкиваются с серьезными препятствиями в том, что касается доступа
на российские рынки. Известно несколько случаев, когда зарубежных
инвесторов в России вынудили отказаться от участия в крупных
энергетических проектах под менее чем убедительными предлогами. В
момент написания данной статьи западное бизнес-сообщество с большим
нетерпением ожидало принятия в России закона, регулирующего участие
иностранных партнеров в стратегических отраслях экономики.
Российские инвесторы тоже сталкиваются с некоторой
неопределенностью на европейском энергетическом рынке. В частности,
Еврокомиссия требует отделить производство энергоносителей от их
транспортировки и реализации. Некоторые страны – члены Европейского
союза также вводят ограничения на зарубежные инвестиции.

Малые и средние фирмы, особенно те, бизнес которых не связан со
стратегическими отраслями, не имеют столь серьезных проблем доступа
на рынки. В то же время европейские компании, ведущие активную
деятельность в России, жалуются на плохо развитую инфраструктуру,
массовую коррупцию, непомерно раздутую бюрократию и неадекватные
юридические механизмы. Однако, несмотря на эти трудности,
зарубежные инвесторы единодушны в том, что условия для
предпринимательства в России в последние годы существенно
улучшились. Возросла стабильность и предсказуемость делового
климата. Кроме того, российский бизнес все более интегрируется с
западными рынками, хотя и не так быстро и глубоко, как бы этого
хотелось некоторым российским предприятиям. Как видно на примере
Германии, торговля с Россией быстро растет, но атмосфера недоверия
на местах мешает российским инвесторам развивать желаемую
активность. Россиянам зачастую приходится бороться за то, чтобы с
ними считались так же, как с немецкими компаниями.
Но, несмотря на существующие и потенциальные проблемы,
экономические отношения между Россией и ЕС процветают,
увеличиваются способы и повышаются уровни взаимодействия, хотя это
в большей степени относится к одним европейским странам и в меньшей
– к другим.

Может ли экономика стать катализатором для политики?

Есть несколько причин полагать, что ответ на данный вопрос может
быть утвердительным.

Во-первых, существует давняя и устойчивая
традиция экономического сотрудничества Западной Европы с Россией и
СССР. Даже идеологические разногласия советского времени не
препятствовали этому. И нет оснований считать, что взаимодействие
прервется даже в случае усиления политической напряженности. Это
означает, что экономические контрагенты ничем не рискуют и ничего
не потеряют, если попытаются придать новый импульс отношениям на
политическом уровне.

Во-вторых, поскольку политика и экономика
связаны друг с другом, должны существовать и возможности
взаимовлияния. Политические и экономические интересы переплетаются,
проявляется заинтересованность важных действующих лиц, способных
воздействовать на обе сферы отношений.

В-третьих, в экономике легче и привычнее
устанавливать четкие, количественно определенные нормы, чем в
политике. Опыт, уже накопленный в процессе обсуждения, принятия и
выполнения экономических решений, может быть перенесен и на
политические процессы.

Для начала нужно научиться мыслить категориями небольших
конкретных дел. Хотя аналитики часто жалуются на то, что ни у
России, ни у Евросоюза нет широкого взгляда на то, как должны
развиваться отношения, подобное глобальное видение нужно разложить
на ряд более мелких последовательных шагов.

Хиски Хауккала, научный сотрудник Финского института
международных отношений, руководитель проекта по расширению
Европейского союза, привел в своей статье, опубликованной в
том же номере журнала, убедительные аргументы в пользу более
интенсивного сотрудничества России и Европейского союза, чтобы со
временем они превратились в мощную силу. Это позволит им играть
важную роль на мировой арене, несмотря на возможное усиление Китая
и сохранение весомой роли США.

Но даже если принять такое представление о будущем и согласиться
с необходимостью углубления взаимодействия, нужно разработать план
воплощения этой мечты в реальность. Частью данного плана должны
стать последовательные шаги в экономике, направленные на
восстановление положительной динамики на политическом уровне.

Во-первых, необходимо определить области
экономического сотрудничества, способные обеспечить прочный
фундамент и преемственность в построении отношений. Это также те
области, которые могли бы содействовать укреплению взаимного
доверия.

Во-вторых, следует найти опытных людей,
занимающих ключевые посты в различных сферах деятельности и готовых
выйти за рамки своих непосредственных обязанностей и добиваться
улучшения отношений на политическом уровне. Они могут делать это и
в силу осознания той непреложной истины, что углубление
сотрудничества на политическом уровне будет также приносить плоды в
сфере экономики. Участники экономического процесса, скорее всего,
обладают большим опытом, чем политики, в налаживании эффективного
сотрудничества. Это дает им определенные преимущества, когда нужно
проявлять сдержанность и добиваться согласования позиций.

В-третьих, следует выделить области, где
действовали бы общие стандарты и в которых российские и европейские
предприниматели могли бы оказать давление на свои правительства,
заставив их сотрудничать в выработке и соблюдении этих стандартов.
Это могут быть сферы деятельности, где интересы политических и
экономических кругов пересекаются, – например, борьба с коррупцией
либо разработка справедливых и действенных механизмов
предоставления политического убежища и обеспечения судебной
защиты.
Конечно, у капитанов бизнеса и политиков разные приоритеты,
поскольку стремление получить прибыль любой ценой может заслонять
другие проблемы. Кроме того, коррупция в экономике способна
препятствовать достижению поставленных целей. Например, введение
общих стандартов, требующих прозрачности сделок, может
противоречить чьим-то корыстным интересам.

Некоторые расценят такой подход как попытку ограничить отношения
исключительно общими экономическими интересами. И в самом деле,
если политики не возьмут на себя руководство подобного рода
переориентацией, она чревата в конечном счете затуханием
политического процесса.

Нет оснований полагать, что бизнес перестанет лоббировать свои
интересы в политических кабинетах, но разумно ожидать от политиков,
что они постараются не выпускать инициативу из своих рук. Кроме
того, процесс необходимо направлять, и механизмы экономического
сотрудничества следует использовать в политике, но не ограничивать
взаимодействие исключительно экономическими интересами.

Хочется надеяться на то, что новая политическая элита России
займет более конструктивную позицию в отношении Евросоюза в
частности и Запада в целом. Но если такое не произойдет, необходимо
подумать о том, как использовать экономические отношения для
стимулирования сотрудничества на политическом уровне. Это не
означает, что капитаны экономики должны требовать проведения курса,
который наилучшим образом отвечал бы их узким интересам.

Идея заключается в том, чтобы перенести эффективные механизмы
сотрудничества из сферы бизнеса и экономики в политическую область.
Очевидно, что это невозможно сделать автоматически. Но задача
политиков в том и состоит, чтобы адаптировать действенные
инструменты экономического взаимодействия к политическим
нуждам.

Катализатор экономического партнерства Баку и Москвы

Для привлечения внимания к проблемам малого и среднего бизнеса с 2017 года проводится день микро-, малых и средних предприятий. Как малый и средний бизнес помог развить экономические отношения между Азербайджаном и Россией, разбирался Sputnik Азербайджан.

По решению Генеральной Ассамблеи ООН 27 июня отмечается День микро-, малых и средних предприятий. К ним относятся такие, где работают не более 250 человек, и именно такой малый и средний бизнес является основой экономики во многих странах.

Цель Дня – подчеркнуть важную роль микро-, малых и средних предприятий в экономике и развитии любой страны, а также привлечь внимание к проблемам, с которыми сталкивается данный вид бизнеса.

Интерес к МСБ в Азербайджане

В Азербайджане в последние годы уделяется особое внимание развитию малого и среднего предпринимательства: проводятся программы обучения, выделяются субсидии и кредиты, создаются платформы для продвижения товаров МСБ.

Существенную роль тут сыграло Агентство по развитию малого и среднего бизнеса Азербайджанской Республики (KOBIA), которое поддерживает мелких предпринимателей и создает для них благоприятные условия деятельности.

Например, на прошедшей в Баку первой после пандемии выставке сельского хозяйства и пищевой продукции широко была представлена продукция, произведенная в сегменте МСБ, и стенды были подготовлены и профинансированы за счет KOBIA.

На специальном стенде, созданном при поддержке Агентства, девять субъектов микро- и малого бизнеса представили свою продукцию различного направления. В числе участников — предприниматели из Баку, Гянджи, Абшеронского, Габалинского и Загатальского районов республики, которые получили возможность проводить различные деловые встречи для расширения возможностей продаж и установления новых деловых отношений.

KOBIA расширяет роль российского бизнеса в Азербайджане

Роль малого и среднего бизнеса в укреплении партнерства Азербайджана и России оказалась важнейшей – малое предпринимательство смогло стать большим шагом на пути развития отношений двух стран. Это подтвердил и председатель правления Агентства Орхан Мамедов, который отметил, что Россия является главным торговым союзником Азербайджана и крупным партнером по товарообороту, причём 90% этого товарооборота обеспечивается как раз малым и средним бизнесом.

По мнению эксперта-экономиста Эльданиза Амирова, KOBIA все больше увеличивает роль российского бизнеса в инвестировании в Азербайджан, помогает российской стороне в поиске местных партнеров и расширении сотрудничества с азербайджанскими малыми и средними предприятиями.

«Россия — один из крупнейших торговых партнеров Азербайджана. За последние несколько лет Азербайджан и Россия подписали около 200 документов. Большинство из них – экономические и торговые. В результате это позволило расширить связи в торговле, сельском хозяйстве, топливно-энергетической и других сферах», — отметил Амиров.

По его словам, в целях дальнейшего развития экономических отношений между двумя странами время от времени проводятся бизнес-форумы и заседания деловых советов. Опыт показывают, что KOBIA — один из самых активных участников таких встреч. Главными их темами традиционно являются существующие отношения и перспективы сотрудничества в сфере малого и среднего бизнеса, отметил эксперт.

«KOBIA поддерживает российские компании через центры развития малого и среднего бизнеса, Сеть поддержки малого и среднего бизнеса, а также через другие существующие механизмы», — указал он.

По словам эксперта, до начала пандемии торговые отношения Азербайджана и России быстро развивались.

«Представьте, что в 2019 году товарооборот между странами увеличился на 20% и превысил три миллиарда долларов. В первом квартале 2020 года, несмотря на пандемическую ситуацию, товарооборот между нашими странами не уменьшился, а увеличился на 2%. Ожидается, что темпы роста еще больше увеличатся в постпандемический период», — отметил Амиров.

По словам экономиста, расширению экономических и торговых отношений между двумя странами будет содействовать и запуск коридора Север-Запад из России в Европу через Азербайджан, а также максимальное использование туристического потенциала после пандемии.

Чтобы добиться большего успеха в этом направлении, необходимо договориться о соблюдении трех условий, указал также Амиров. Это поддержание политических отношений на существующем уровне между странами, увеличение производственных мощностей и устранение негативных факторов, влияющих на торговые отношения на местах.

«После того, как эти условия будут выполнены, следует более глубоко изучить рыночную ситуацию в обеих странах и создать возможности для местного производства в соответствии с направлениями, диктуемыми спросом. Для стимулирования экспорта между странами также необходимо рассмотреть внедрение некоторых торговых льгот для предпринимателей из двух стран», — заключил Амиров.

Что такое экономический катализатор? | Study.com

Перспективы роста населения: Истерлин, Дэвис и Милл

Когда у людей появляются дети, население их общества увеличивается.Изучите различные точки зрения на рост населения, рассмотрев взгляды Ричарда Истерлина, Кингсли Дэвиса и Джона Стюарта Милля. Узнайте, чем отличаются их взгляды, и поймите определение нулевого прироста населения.

Как демография стареющего населения влияет на общество

Один из способов распознать влияние демографических показателей стареющего населения на общество — это изучить коэффициент демографической нагрузки.Узнайте об обществе как живом организме и экономических, политических и правовых факторах, связанных со старением населения.

Внутренние города США: характеристики и проблемы

Миграция среднего класса из городских центров после Второй мировой войны привела к тому, что городские районы были заселены в основном бедными людьми.Эти районы стали неофициально называться внутренним городом. Изучите формальные и неформальные значения термина «внутренний город» и изучите полученные результаты, влияющие на эти области.

Размер населения: влияние на потребление ресурсов

Какие вещи вам нужны, чтобы выжить? Всем людям нужны ресурсы, и в этом уроке мы обсудим, как рост населения влияет на природные ресурсы, на которые мы полагаемся.

Экономические факторы, влияющие на экономическое развитие

Изучите экономические факторы, влияющие на экономическое развитие страны.Узнайте о влиянии доступности природных ресурсов, накопления капитала, доступной рабочей силы, транспортной и коммуникационной инфраструктуры и образования.

Национальная и международная демографическая политика

Несмотря на стремительный рост населения во всем мире, рост населения неодинаков во всем мире.Узнайте о пронаталистской и антинаталистской политике, проводимой на национальном и международном уровнях в попытке выровнять уровень рождаемости во всем мире.

Причины смерти, детерминанты смертности и коэффициенты смертности

Показатели смертности описывают статистику смертности среди населения, на которую влияют различные факторы, меняющиеся на протяжении истории между обществами.Узнайте о влиянии дохода и питания, а также общественного здравоохранения и медицины на уровень смертности в обществе.

Менее развитые страны и препятствия на пути развития

В менее развитых странах наблюдается низкий экономический рост по сравнению с другими странами, и они сталкиваются с различными препятствиями на пути развития.Узнайте больше о менее развитых странах и социальных, политических, экономических и финансовых препятствиях, которые они должны преодолеть, чтобы двигаться вперед.

Демографические изменения в зависимости от рождаемости и рождаемости

Начиная с Бенджамина Франклина и продолжая Томасом Робертом Мальтусом, концепция демографии была популярным предметом разговоров и письменных работ.Этот урок посвящен влиянию демографических изменений на население различных территорий, а также тому, как рождаемость, рождаемость и смертность напрямую связаны с ними.

Лига арабских государств: история и цель

Лига арабских государств была создана для защиты своих государств-членов и среди них.Раскройте историю и состав Лиги арабских государств, поймите цель ее создания и изучите некоторые изменения, вызванные арабской весной.

Теория роста населения Джулиана Саймона: биография и сравнения

Джулиан Саймон был критиком мальтузианских моделей роста населения, вместо этого полагая, что технологии и сельское хозяйство растут, чтобы удовлетворить потребности людей.Узнайте подробности биографии Джулиана Саймона и сравните его теорию народонаселения с другими, такими как Пол Эрлих.

Использование демографического анализа в социальном планировании

Социальное планирование включает в себя понимание потребностей сообщества, которые можно оценить с помощью демографического анализа, изучая состав населения.Оценивать процессы социального планирования с использованием демографического анализа.

Изменение численности населения в результате старения, смерти и миграции

Население сообществ и наций постоянно перемещается, и изменения населения вызываются множеством факторов.Изучите влияние старения, смерти, миграции и рождаемости на изменение численности населения и узнайте, как использовать эти переменные в формуле для расчета изменения численности населения.

Природные и антропогенные нарушения, влияющие на экосистему

Равновесие экосистемы может быть нарушено внутренними и внешними возмущениями.Узнайте о примерах природных и антропогенных нарушений, влияющих на экосистемы, и узнайте об их влиянии на экосистемы.

Что такое экономический рост? — Определение, теория и влияние

Все теории экономического роста предлагают разные факторы, которые по-разному влияют на экономический рост страны.Откройте для себя определение экономического роста, классическую теорию роста, неоклассическую теорию роста и новую теорию роста.

глобальных катализаторов | Группа Грейлайн

Агенты изменений

Историю обычно представляют одним из двух способов: либо линейным продвижением от состояния варварства к возрастающим уровням «прогресса», либо циклическим повторением прогрессов и регрессов, разыгрываемых с течением времени с увеличением масштабов по мере того, как технологии способствуют более далеко идущим достижениям. эффекты с каждым циклом.Оба подхода могут предоставить полезную основу для интерпретации событий, но бесполезны при попытке понять экономические траектории в более удобной временной шкале.

Под экономической траекторией я подразумеваю форму и структуру страновой, региональной и глобальной экономики, а не что-то столь приземленное, как годовые прогнозы ВВП. Форма экономики, кажется, движется скорее по ступенчатой ​​схеме — обычно в равновесии, пока не произойдет что-то, что резко изменит игру, создав новое равновесие.Называть это ступенчатой ​​функцией не совсем точно, так как это подразумевает, что шаги увеличиваются, как и аргумент линейности, но суть в том, что вещи происходят через разные промежутки времени, которые изменяют динамику.

Я называю эти опорные точки глобальными катализаторами. В некоторых случаях глобальными катализаторами являются социально-экономические силы, такие как общий рост грамотности и продолжительности жизни. Многие катализаторы являются технологическими, например, антибиотики, двигатель внутреннего сгорания, массовое производство и компьютер.Глобальные катализаторы также могут быть политическими, такими как социализм или Вторая мировая война. Общность этих тем заключается в том, что они значимым образом влияют на форму глобальной системы, изменяя то, как предприятия и государственные организации работают, конкурируют и растут.

Похоже, время цикла для катализаторов сокращается. Смена основного морского передвижения с паруса на пар (уголь) была настолько важной и повсеместной, что буквально изменила карту, поскольку плантации пиломатериалов были заменены островными угольными складами в качестве стратегических удаленных станций – переход, на который ушли тысячи лет.Переход от угля к нефтяной энергетике был столь же преобразующим и занял несколько сотен лет. Нам меньше ста лет до эры нефти, и я лично буду удивлен (хотя и мертв), если мы не перейдем в следующую «эпоху» по значительно более короткому циклу.

Циклы сокращаются благодаря технологиям и возможностям подключения. Технологии предоставляют больше инструментов и ускорителей для разработки катализаторов, а вычислительная мощность сродни бензину, подлитому в огонь разработки катализаторов.Глобализация и связь между людьми также имеют значение, поскольку идеи, инструменты и катализаторы теперь распространяются и внедряются более широко и быстро.

При рассмотрении на макроуровне в ретроспективе сдвиги равновесия в целом кажутся положительными. Мы рады, что компьютеры и товары стали дешевле, а места быстрее. Недостатком перехода из одного состояния в другое является то, что оно по определению является разрушительным. На каждый крупный промышленный конгломерат, родившийся в результате этих разворотов, приходился разрушенный.Созидательное разрушение может быть благом для человечества, но оно, тем не менее, разрушительно, и разрушение обычно воспринимается руководителями бизнеса и государственного сектора как негативное явление, которое в конечном итоге оказывается в проигрыше.

Таким образом, становится невероятно важным понять глобальные катализаторы, которые происходят сейчас или, вероятно, произойдут в ближайшем будущем. Если кто-то верит в нашу гипотезу о том, что время цикла катализаторов, меняющих систему, на самом деле сокращается, это становится критической, возможно, самой критической задачей для делового или общественного лидера.Это действительно трудная задача; Выявление катализаторов по мере их появления не так просто и очевидно, как кажется, равно как и решение о том, что с ними делать. Объекты становятся в фокусе в зеркале заднего вида с расстоянием. Неизбежность упоминается в книгах по истории и бизнесу только тогда, когда исключается риск ошибиться.

Итак, куда же нам смотреть? Как мы решаем, что представляет собой катализатор, и, что более важно, как мы решаем, что с этим делать, чтобы защитить наши интересы или позиционировать наше предприятие, чтобы победить в новом равновесии? На этот вопрос не просто ответить, о чем свидетельствуют оставшиеся на обочине остатки некогда великих корпораций, большинство из которых возглавляли умные руководители с добрыми намерениями.Мы в Grayline создали бизнес, структуру и область исследований, пытаясь ответить на этот вопрос. Это трудные, комплексные проблемы, требующие команд преданных своему делу, целенаправленных профессионалов, чьи усилия будут признаны успехами или неудачами только тогда, когда история покажет нам, были ли мы правы.

Что определяет катализатор для Grayline

Мы в Grayline не стремимся быть экспертами во всем. Нас интересуют катализаторы в широком смысле, но из большого множества потенциальных катализаторов мы выбираем только конкретные области.Наши критерии отбора представляют собой сочетание разработанных внутри компании руководств и указаний клиентов, что гарантирует, что мы сосредоточимся на важных вопросах, в которых мы можем преуспеть.

Область применения: Проблема должна быть в целом структурно важной для глобальной системы.

Важность:  Должна быть вероятность или, по крайней мере, возможность влиять на то, как предприятия работают и конкурируют.

Время:  Это должно быть достаточно близко, чтобы компании и организации государственного сектора рассмотрели возможность инвестирования сейчас, чтобы снизить риск или реализовать потенциальные возможности, возникающие в результате проблемы.

Экспертиза:   Это должна быть тема, в которой мы можем собрать достаточно опыта, чтобы иметь впечатляющее представление.

Информация: Доступной информации должно быть достаточно для создания основного набора данных для поддержки нашей команды и клиентов.

Инвестируемый: Вопрос должен привлечь или иметь потенциал для привлечения предпринимательского таланта и капитала, которые в конечном итоге помогут найти решения.

Эти рекомендации не высечены на камне и будут развиваться вместе с бизнесом, но они помогают нам сосредоточить наши знания там, где они наиболее актуальны и действенны.

Катализаторы Initial Focus

Вот некоторые первоначальные области, на которых мы решили сосредоточить наши усилия:

Демография:  Снижение рождаемости в развитых странах приводит к старению населения и сокращению трудовых ресурсов. Эта тенденция в первую очередь является результатом изменения экономических моделей на более высоких уровнях цепочки создания стоимости и экономического бремени детей в развитых странах, в отличие от экономических выгод, которые они приносят в развивающихся странах.Первым воздействием этой темы является изменение формы, моделей потребления и требований к обслуживанию на потребительских рынках по мере увеличения среднего возраста людей, покупающих товары и услуги. Второе влияние заключается в том, что в какой-то момент дефицит повысит стоимость рабочей силы, что потребует изменения моделей иммиграции и приведет к инвестициям в решения по автоматизации, которые уменьшат потребность в рабочей силе.

Производство:  Непрерывное развитие и, в конечном итоге, широкое распространение аддитивного производства (3D-печать) изменит форму мировой торговли.Значительная часть глобальных перевозок основана на производственной модели начального уровня, когда простые элементы (дверные петли) и составные части для более сложных продуктов (iPhone) производятся в любой точке мира, где они могут быть изготовлены с наименьшими затратами, а затем отправляются на сборку. объекта или непосредственно на потребительские рынки. Аддитивное производство уменьшит разницу в стоимости между производством товаров на местном уровне и на развивающихся рынках, стимулируя более локализованное или региональное производство. Это повлияет на доставку, логистику, создание рабочих мест и экономику компаний, производящих товары.Важно отметить, что это также повлияет на динамику глобальной безопасности и потенциально изменит исторический путь, по которому страны должны развивать свою экономику и продвигаться вверх по цепочке создания стоимости.

Урбанизация:  Население мира все больше перемещается в городские центры, резко увеличивая плотность населения в городах по всему миру. Эта тенденция является результатом моделей экономической деятельности, инфраструктуры экономики знаний и автоматизации сельского хозяйства — все, что, как мы ожидаем, будет продолжать оказывать давление на продолжение урбанизации в будущем.Результатом этого давления является увеличение числа крупных городов и мегаполисов по всему миру, что создает новый набор требований к транспорту, санитарии и инфраструктуре для городов и меняет рыночную динамику для компаний. Новые технологии, процессы, продукты и инженерные решения будут созданы для решения уникальных проблем, возникающих в результате беспрецедентных темпов и масштабов урбанизации, происходящей сейчас.

Мощность:  Технологии аккумуляторов быстро развиваются, отчасти благодаря инвестициям и достижениям таких компаний, как Tesla, для поддержки электромобилей.Аккумуляторная технология следующего поколения, которая преодолевает ограничения текущих литий-ионных моделей, будет иметь далеко идущие последствия, особенно когда они масштабируются до емкости сетевого хранилища. Экономическая жизнеспособность некоторых форм возобновляемой энергии будет резко повышена за счет эффективной технологии энергосбережения, которая облегчает локализацию производства и потребления энергии. Это может изменить форму производства, хранения и потребления энергии в развитых странах.

Технология:  Постоянное развитие технологий, очевидно, будет продолжать изменять форму экономики, рынков и глобальных экономических систем.В более широком контексте технологий существует ряд разработок, которые потенциально могут стать катализаторами более значительных ступенчатых изменений в глобальной системе. Среди этих технологий достижения в области геномики и биотехнологии, которые могут изменить продолжительность жизни человека, вызывая множество эффектов второго и третьего порядка. Машинное обучение и искусственный интеллект также могут оказать общесистемное каталитическое воздействие, если автоматизация более радикально заменит широкие слои рабочей силы.Другим, менее желательным потенциальным катализатором, являются значительные достижения в области оружия массового уничтожения, которые облегчают его создание и использование отдельными лицами и негосударственными субъектами. Есть ряд других технологий, которые потенциально могут стать глобальными катализаторами, и мы продолжаем их изучать.

Произошла ошибка при настройке пользовательского файла cookie

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности. Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.


Настройка браузера на прием файлов cookie

Существует множество причин, по которым файл cookie не может быть установлен правильно. Ниже приведены наиболее распространенные причины:

  • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки браузера, чтобы принять файлы cookie, или спросить вас, хотите ли вы принимать файлы cookie.
  • Ваш браузер спрашивает, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались. Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, нажмите кнопку «Назад» и примите файл cookie.
  • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Попробуйте другой браузер, если вы подозреваете это.
  • Дата на вашем компьютере в прошлом. Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г., браузер автоматически забудет файл cookie. Чтобы это исправить, установите правильное время и дату на своем компьютере.
  • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie. Вы должны отключить приложение при входе в систему или проконсультироваться с системным администратором.

Почему этому сайту требуются файлы cookie?

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу. Предоставить доступ без файлов cookie потребует от сайта создания нового сеанса для каждой посещаемой вами страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.


Что сохраняется в файле cookie?

Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в файле cookie; никакая другая информация не фиксируется.

Как правило, в файле cookie может храниться только та информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта. Например, сайт не может определить ваше имя электронной почты, если вы не решите ввести его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступ к остальной части вашего компьютера, и только сайт, создавший файл cookie, может его прочитать.

Катализ делает мир лучше

Philos Trans A Math Phys Eng Sci.2016 28 февраля; 374(2061): 20150089.

Опубликовано Королевским обществом. Все права защищены.

Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.

В июне 2015 года состоялась дискуссионная встреча на тему «Катализ улучшает общество», посвященная исследовательским инициативам недавно созданного UK Catalysis Hub. Название очень смелое для дискуссионной встречи, и это действительно так. Однако сегодня трудно представить себе мир или действительно цивилизованное общество без воздействия катализа на фундаментальные аспекты, необходимые для жизни, а именно на энергию, пищу и воду.Катализ является основной областью современной науки, которая ставит фундаментальные и концептуальные задачи. Традиционно он лежит в основе химической промышленности — чрезвычайно успешной и важной части мировой экономики. Катализ обычно связан с обеспечением примерно 30% валового внутреннего продукта в европейских экономиках. Катализ задействован в какой-то момент в переработке более 80% всей производимой продукции. Следовательно, катализ чрезвычайно важен не только потому, что он способствует экономическому успеху крупнейших экономик мира, но и потому, что он позволяет производить материалы, поддерживающие общество в том виде, в каком мы его знаем.Тем не менее удивительно, что многие люди, не занимающиеся наукой о катализе и инженерией, не осознают его важности в своей повседневной жизни. Главной целью дискуссионной встречи было повысить осведомленность о решающей важности катализа, а также определить, в каком направлении движется будущее этой важной области.

В основе химических процессов, столь успешно эксплуатируемых во всем мире, лежит разработка катализаторов, а инновации в области катализа играют ключевую роль в решении многих ключевых вопросов, стоящих сегодня перед обществом в целом.Более того, коммерческий успех можно поддерживать и развивать только с помощью инновационного подхода, основанного на фундаментальной науке и технике, лежащих в основе разработки новых катализаторов. Действительно, современная каталитическая наука отличается как концептуальными, так и техническими инновациями, и существует постоянная потребность в создании новых катализаторов и разработке более эффективных версий существующих катализаторов. Это можно считать основной областью, в которой в настоящее время работают катализаторы. Однако есть более широкая сфера, в которой мы считаем, что катализ может играть более широкую роль и более непосредственно влиять на общество.Конечно, основная область катализа, которую общество ценит, — это автомобильные каталитические нейтрализаторы выхлопных газов, которые улучшают качество воздуха во всем мире в течение нескольких десятилетий. Мы ожидаем, что катализ в будущем будет иметь более широкое влияние на получение чистой воды, чистой энергии и устойчивых поставок продовольствия в гораздо большей степени, чем в настоящее время. Британский центр катализа, созданный в 2013 году, берет свое начало в решении этих ключевых областей исследований.

На совещании были рассмотрены четыре основные области, представляющие интерес в настоящее время в области катализаторов:

  • Разработка катализаторов — возможно ли разработать новые и улучшенные катализаторы?

  • Катализ и окружающая среда — как катализ может улучшить использование ресурсов?

  • Катализ и химические превращения — как мы можем улучшить объем, эффективность и селективность химических процессов?

  • Катализ и энергия — как повысить энергоэффективность с помощью катализа?

Эти темы для обсуждения основаны на первоначальных темах исследований, созданных в UK Catalysis Hub.Множество ведущих мировых ученых и инженеров вместе с ранними исследователями приняли участие в этой дискуссионной встрече, пытаясь ответить на некоторые из этих ключевых вопросов. За дискуссионной встречей последовала дополнительная встреча под названием «Катализ, делающий мир лучше». Это была дискуссионная встреча, посвященная четырем ключевым вопросам, которые, как мы надеялись, помогут определить будущее направление UK Catalysis Hub и области исследований катализаторов в целом. Были поставлены вопросы: действительно ли катализ устойчив? Можно ли разработать катализаторы с помощью теории? Энергия как ключевой ресурс — какую роль может играть катализ? Возобновляемые ресурсы — какую роль может сыграть катализ в их устойчивости?

Многие присутствующие на этих встречах уже написали статьи для этого выпуска Philosophical Transactions of the Royal Society A .Объединяя эти статьи, мы стремимся показать, как широта современных исследований катализа решает важные проблемы, стоящие сегодня перед обществом. Наша цель — показать слияние химических, инженерных и биологических концепций и идей, которые делают катализ современной междисциплинарной областью, какой она является сегодня. «Катализ, улучшающий общество» показывает, как новые области этой важной современной области удовлетворяют как существующие, так и новые потребности общества.


Статьи из Философских трудов.Серия A, Математические, физические и инженерные науки предоставлены здесь любезно предоставлено The Royal Society


Community Catalyst Workshop

5 октября 2021 г.

9:00 — 12:00

Мэрия и общественное здание, 603 2-я улица, Грисволд

Управление экономического развития штата Айова будет предоставлять гранты сообществам в рамках Программы восстановления зданий с каталитическим катализатором для реконструкции, восстановления или демонтажа зданий для стимулирования экономического роста или реинвестирования в местное население.Сильные приложения покажут потенциал каталитического экономического роста в сообществе; улучшить внешний вид и безопасность; использовать малоиспользуемое имущество, демонстрировать соответствующие нормы проектирования; и быть хорошо финансируемой. Экономический рост может включать создание дополнительных рабочих мест, рост новых или существующих предприятий, строительство новых единиц жилья, увеличение стоимости недвижимости или потенциальный рост населения. Обязательный процесс предварительной подачи будет предшествовать официальной заявке на грант. Город, имеющий право на участие в конкурсе, должен подать заявку и предоставить финансовые ресурсы и/или ресурсы в натуральной форме.Часть средств будет выделена городам с населением менее 1500 человек. Средства будут доступны для восстановления одного коммерческого здания на сообщество или двух соседних зданий с одним и тем же владельцем, а также ограниченное количество грантов на планирование.

Программа восстановления зданий катализаторов сообщества будет представлена ​​на пяти региональных семинарах по применению. Сессии включают сроки подачи предварительных заявок и фактический формальный процесс подачи заявок. Зарегистрируйтесь сегодня, чтобы посетить один из следующих семинаров:

5 октября — Грисволд
9 а.м. — 12:00 / Ратуша и общественное здание — 603 2-я улица

6 октября — Graettinger
12:30 — 15:30 / Hillcrest Golf and Country Club — 701 South Cedar Avenue

7 октября — Strawberry Point
с 9:00 до 12:00 / Franklin Hotel and Pub — 102 Elkader Street

13 октября — Eldora
1 – 16:00 / Пожарная часть Eldora — 2206 Washington Street

14 октября — Corydon
9 а.м. — 12:00 / Общественное здание Уолден Парк — 501 South East Street

Требуется предварительная регистрация путем выбора места и даты. Зарегистрируйтесь сегодня на www.surveymonkey.com/r/CommunityCatalyst

. Контактная информация
Джим Томпсон
Телефон 515.348.6183
Электронная почта [email protected]

Управление экономического развития округа Ховард

Целью Catalyst Fund является поддержка предприятий, не подходящих для традиционных механизмов финансирования, и устранение пробелов в существующих/доступных вариантах финансирования. Кредиты предоставляются по рыночной ставке или ниже .

Кроме того, теперь мы предлагаем новый Фонд залоговой помощи, доступный для предприятий округа Ховард, который помогает компаниям удовлетворить требования по залогу для получения каталитического кредита.

Что такое каталитический фонд?

Catalyst Fund, поддерживаемый Управлением экономического развития округа Ховард (HCEDA), является частью инициативы штата Мэриленд по созданию лотерейных терминалов для малых предприятий, представителей меньшинств и женщин.Фонд представляет собой местный источник капитала, используемый для финансирования стартапов и расширяющихся предприятий по всему штату, чьи проекты создадут постоянные рабочие места и привлекут инвестиции частного сектора. Catalyst — это возобновляемый ссудный фонд (RLF), поскольку заемщики погашают ссуды Catalyst Fund, основная сумма и процентные платежи возвращаются в фонд для кредитования других предприятий с целью создания дополнительных рабочих мест и инвестиционных возможностей.

Если вы хотите посетить нашу следующую информационную сессию, свяжитесь с нами, чтобы получить уведомление, когда откроется регистрация.

На что я могу использовать фонд?

Кредитные средства могут использоваться для обычных деловых целей, таких как оборотный капитал, оборудование, недвижимость, плата за франшизу и покупка инвентаря. Сумма кредита всегда зависит от наличия средств.

Все запросы на получение бизнес-кредита будут сосредоточены на характере, кредитоспособности, опыте и надежности заявителя. Основные соображения:

  • Вероятность того, что прогнозируемого денежного потока будет достаточно для погашения обязательств
  • Готовность платить долги, о чем свидетельствует хорошая кредитная история
  • Бизнес имеет хорошие шансы добиться успеха с запрошенным финансированием
  • Наличие залога для обеспечения кредита.( NEW Залоговый фонд помощи может помочь)

Мне интересно. Как мне действовать?

Шаг 1:  Все потенциальные кандидаты должны заполнить Форму заявки, для чего требуется невозмещаемый регистрационный взнос и подробная информация.

Шаг 2:   После заполнения отправьте форму заявки управляющему фондом:

.

Электронная почта:
Управляющий фондом

Адрес электронной почты:
Управляющий фондом
6751 Columbia Gateway Dr.Suite 500
Колумбия MD, 21046

Шаг 3: Сразу после подачи заявки отправьте невозмещаемый регистрационный взнос в размере 300 долларов США по адресу: www.PayPal.Me/HCEDA

.

Для получения дополнительной информации свяжитесь с менеджером фонда Catalyst по электронной почте или по телефону 410.313.6550.

Местная перспектива: экономический катализатор

Планируя свое будущее в MU, мы сосредотачиваем свою энергию на предоставлении всестороннего образования мирового уровня по доступной цене, повышении качества обучения студентов и создании среды, способствующей междисциплинарным исследованиям и творческой работе.

Эти голы, вероятно, не являются неожиданностью для жителей Миссури. Выпускники MU создают рабочие места и меняют мир к лучшему на самых высоких уровнях в бизнесе, правительстве и искусстве. Среди наших выпускников нынешние и бывшие высшие руководители компаний по всей стране, включая Edward Jones Investments, Panda Express, Burlington Northern Santa Fe Corp., Scottrade и Yum! Бренды.

Однако люди могут не знать, что в дополнение к ежегодному выпуску тысяч выпускников колледжей университет способствует экономическому процветанию штата.Согласно недавнему исследованию, MU прямо или косвенно поддерживает более 46 000 рабочих мест и оказывает влияние на Миссури на 3,9 миллиарда долларов. И у нас есть планы увеличить этот вклад.

Мы приступили к реализации плана по удвоению финансирования исследований MU из внешних источников в ближайшие пять лет. Этот рост значительно повлияет на местную экономику, увеличив количество приобретаемых товаров и услуг и привлекая в Миссури больше профессионалов. На каждый доллар, потраченный на внешние исследования, мы прибавляем экономике семь долларов.

Есть много причин, по которым MU делает Колумбию местом для молодых профессионалов, от наших ярких и растущих программ искусства до наших спортивных команд, занимающих национальные места. Но ученые и врачи во всем мире также знают нас за наши исследования и связанное с ними экономическое развитие. Наш исследовательский реактор MU — самый мощный исследовательский реактор в кампусе колледжа — служит междисциплинарной исследовательской лабораторией, которая также поддерживается исследованиями и разработками, спонсируемыми промышленностью. В настоящее время реактор поставляет радиоизотопы исследователям и медицинским компаниям по всему миру, которые помогают в разработке диагностических и жизненно важных методов лечения рака и других заболеваний.

Один из таких изотопов, лютеций-177, является активным ингредиентом Lutathera, первого в своем роде средства для лечения рака, разработанного Advanced Accelerator Applications при поддержке исследователей MU. Компания недавно была приобретена Novartis за 3,9 миллиарда долларов, и наш реактор является единственным североамериканским поставщиком изотопа для компании.

Теперь мы занимаемся комплексом трансляционной точной медицины, который планируется открыть в 2021 году стоимостью более 200 миллионов долларов. Этот объект будет привлекать таланты и финансирование для дальнейшего создания отраслевых партнерств, предоставляя нашим студентам и исследователям беспрецедентные образовательные возможности.Эта работа, посвященная основным проблемам в области онкологии, сосудистых заболеваний и неврологических заболеваний, будет выполняться в партнерстве с MU Health Care, гарантируя, что прорывы в лаборатории могут быть преобразованы в лучший уход у постели больного.

С инновациями приходит интеллектуальная собственность, и предпринимаются шаги для обеспечения защиты изобретений и открытий, которые каждый день делаются в MU. Что еще более важно, мы разрабатываем механизмы для перевода этих изобретений, включая жизненно важные медицинские процедуры, технологии прогнозирования погоды и приложения для смартфонов, которые во многих отношениях улучшают качество жизни, чтобы они могли приносить пользу обществу.

В этой работе мы также напрямую взаимодействуем с нашими гражданами, чтобы понять их потребности. Этот дух лежит в основе наших постоянных усилий, направленных на то, чтобы помочь жителям штата Миссури запустить новый бизнес и запатентовать свои идеи с помощью таких программ, как Юридическая клиника предпринимательства MU, которая предоставляет юридические услуги начинающим предприятиям, и Программа развития бизнеса MU Extension. Только в прошлом году работа этой программы привела к увеличению продаж предприятий Миссури почти на 600 миллионов долларов и созданию или сохранению более 8000 рабочих мест.

Исследовательские университеты, такие как MU, известны своим вкладом в экономическое процветание окружающих их сообществ как центров исследований, инноваций и культуры. Мы гордимся тем, что работаем с нашими многочисленными партнерами в агентствах и других учреждениях для достижения общих целей по привлечению новых компаний, решению отраслевых задач, стимулированию исследований и инноваций и обучению будущих лидеров нашего штата.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *